Без уютного Дупла
Жизнь Еноту не мила!
(c) Orm-Dian
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:49 



сегодня енот ходил в музей.

еще еноты тут: www.cakeandcookie.ru/raccoons

@темы: рисунки, еноты

15:50 

Волшебный подарок

Начиналась весна. В этом году она наступала медленно, неторопливо. Низкие серые тучи, из которых сыпался снег, как соль из солонки, все никак не хотели отступать обратно на север. Но постепенно лучи уже теплого весеннего солнца прорезали в них большие дыры, сквозь которые просвечивало ясное голубое небо. И тогда тучи, как будто поняв намек, поспешили сами превратиться в белые пушистые облака и не мешать приходу весны.
Для Котахты начало весны означало генеральную уборку. Он очень любил начинать новый год в чистоте и свежести, поэтому всегда ждал первых по-настоящему теплых дней, чтобы начать убираться. Он вывешивал все свои вещи на ближайшие ветки, чтобы они проветрились, а сам тем временем орудовал веником и тряпкой в дупле. Он протирал каждый уголок, выметал все до последней соринки, а стекла окон тер до скрипа. По окончанию генеральной уборки все в доме блестело и сверкало, чем очень радовало хозяина.
У Зябки все проходило иначе. Он тоже был не против идеи большой уборки, чтобы с чистого листа начать новый год, но ему еще ни разу не удавалось закончить без помощи Котахты. Выглядело все примерно так: он отодвигал от стен мебель, начинал там мести веником и вдруг выметал что-то давно потерянное и забытое. Он тут же хватал это и усевшись прямо на грязный пол, начинал рассматривать и вспоминать, когда это он ухитрился это самое потерять. В таком виде и находил его Котахта, который справившись без особого труда со своей уборкой, приходил помогать другу. Вот и в этот раз было все как всегда. Зайдя в дом, Котахта увидел Зябкин хвост, высовывающийся из-за шкафа, где хозяин осматривал очередную находку.
- Привет, - сказал Котахта. - Что на этот раз откопал?
Зябка вышел к другу и протянул ему странный предмет. На первый взгляд это было похоже на очень теплые носки. Но они были короткие, а ткань была очень толстой и плотной. Рассмотрев предмет поближе, Котахта понял, что плотная ткань - это войлок, а предмет скорее был не носками, а тапочками.
- Понимаешь, - тем временем объяснял Зябка. - интересное дело получается. Это не мои... носки. Я вообще не ношу носки.
- Я думаю, это тапочки, - высказался Котахта. - Тогда откуда же они у тебя?
- Я вспомнил, что нашел их у себя на пороге, когда мы вернулись с Маяка. Тогда я очень удивился, но у меня было столько дел - ну ты помнишь, сушить грибы, варить варенье, - поэтому я отложил их куда-то, чтобы потом обдумать, откуда они взялись...
- И забыл, - закончил за друга Котахта. - Все ясно. А записки не было? Может, это чей-то подарок? Кто-то приходил в гости, пока мы были на Маяке, не застал нас и оставил подарок. А?
- Не знаю, - сказал Зябка, подумав. - По-моему записки не было, я бы заметил.
- Дай-ка, - попросил Котахта и взял в лапы тапочки.
Они были совершенно необычные, ярко небесно-голубого цвета с тонким золотистым узором. Повертев их и так и эдак, Котахта запустил лапу сначала в одну тапку, а потом в другую, и выудил на свет маленький клочок бумаги. Обрадованные друзья кинулись читать записку и увидели всего одну короткую строчку: "Волшебные тапки. С."
-Волшебные?! - тут же загорелся Зябка.
- "С."? - задумчиво произнес Котахта.
- Дай-ка! - попросил Зябка и тут же нацепил тапочки на лапы.
Постояв так немного, он разочаровано сказал:
- А в чем волшебство?
- Не знаю, - пожал плечами Котахта, который тоже с интересом ждал какого-то эффекта. - Попробуй поносить их целый день, а я пойду пока у себе - у меня появилась одна идея насчет "С", хочу проверить.
Зябка, немного расстроенный тем, что обещанное волшебство не случилось сразу и тем, что друг не остался помогать с уборкой, как обычно. Но последнего долго ждать не пришлось - Котахта вернулся с радостным выражением мордочки и с порога возвестил:
- Нашел!
-Что нашел? - поинтересовался Зябка.
- Эти тапочки - подарок Снусмумрика! - сказал Котахта и пояснил. - Мне показалось странным, что они появились как раз после того, как мы вернулись с Маяка, да и записка мне показалась знакомой. Поэтому я отыскал ту записку, которую оставил нам Снусмумрик, когда ушел без предупреждения, и сравнил с этой - почерк тот же! Это он! Это его подарок.
Зябка, который еще осенью обиделся на Снусмумрика и до сих пор не очень его простил, обрадовался, что теперь есть повод простить совсем. Он с улыбкой посмотрел на свои лапы, обутые в небесно-голубые тапочки, и сказал:
- Ну что ж, посмотрим, на что вы способны!
Весь оставшийся день они убирались вместе. А когда поздно вечером Котахта ушел к себе, то Зябка от усталости упал, как был в тапочках, на постель и уснул.
И вот тут началось волшебство. Зябке приснился необычайно яркий и живой сон. Только голова его коснулась подушки, он начал падать куда-то в темноту, а приземлился почему-то в кучу осенних листьев. Выбравшись из нее он увидел себя в незнакомом лесу, где росли деревья, которых он никогда раньше не видел в жизни, а только однажды в книге на картинке. Деревья назывались платаны и, как гласила подпись к иллюстрации, росли только в теплых странах, а значит в родном Зябкином лесу их не было и быть не могло. Он помнил, что тогда очень пожалел, что никогда в жизни, наверное, ему не удастся увидеть такое восхитительное дерево! И тут он вдруг попал в целый платановый лес! Зябка не понимал, что это сон - так все было реально. Он щурился от солнца, ощущал на шкуре легкий ветерок, запах опадающих листьев был совсем как настоящий, а сверху в кронах деревьев слышалось пение незнакомых птиц. Но и это было не самое замечательное. На дереве, которое было ближе всего к Зябке, на ветке были закреплены качели. Ветка была довольно высоко над землей, поэтому качели были большими. Зябка уже давно мечтал о качелях, но все как-то лапы не доходили. А тут - вот они висят! На ветке платана! Зябка тут же вскочил на них и стал раскачиваться. Все выше и выше поднимались качели. И вот он раскачался так, что взлетел над кронами деревьев и увидел весь лес сверху. Как это было красиво! У Зябки аж дух перехватило и он мигом забыл, что боится высоты.
На утро Котахта проснулся оттого, что Зябка тормашил его и что-то громко говорил. Котахта вылез ищ-под одеяла и сонно поинтересовался, что случилось. Зябка тут же начал рассказывать свой необычайный сон. Закончив свой рассказ, наполненный больше восторженными "ух!" и "ах!", он наконец сказал:
-Я понял! Это они! Это тапочки! Это из-за них я видел такой сон! Я еще не сразу понял, что произошло, когда проснулся - все было так реально в этом сне, что мне казалось, что я и правда там был. Раньше у меня таких снов не было. Но и волшебных тапочек у меня еще никогда не было! - радостно воскликнул он, подпрыгивая на месте от полноты чувств.
Котахта был изумлен рассказом друга и конечно попросил испробовать волшебство самому. Он никогда не верил чудесам на слово, его нужно было сначала убедить на деле. Зябка разрешил Котахте поспать следующую ночь а волшебных тапочках, и тот еле дождался ночи - так ему не терпелось попробовать. Залезать под одеяло в тапочках было странно, но удобно - видимо они действительно предназначались для сна. А как только он лег головой на подушку, волшебный водоворот потащил его в темноту.
Как и Зябка, Котахта увидел во сне то, о чем он в тайне мечтал и понимал, что вряд ли когда-нибудь мечта сбудется. Он плыл на лодке по морю, вокруг летали чайки, парус трепетал на ветру, соленые брызги взлетали то справа, то слева, а впереди далеко на горизонте виднелся берег и Маяк. Солнце заходило, садилось в море раскаленным шаром и в надвигающихся сумерках уже виден был белый луч Маяка. Котахта вдыхал полной грудью соленый морской воздух и любовался закатом.
На следующее утро Зябка снова пришел к Котахте и с нетерпением спросил:
- Ну как?
- Здорово! - ответил Котахта и рассказал свой сон.
- Вот видишь, какие у нас теперь тапки есть! Мы теперь сможем каждый день такие сны видеть! - обрадовался Зябка.
- Ну, не каждый день, а хотя бы через день, если мы будем чередоваться, - поправил его Котахта.
- Ну да, - тут же согласился тот. - Ну все равно! Правда здорово же? Или тебе все равно что-то не нравится?
По выражению мордочки Котахты и правда можно было подумать, что ему что-то не нравится.
- Понимаешь... - сказал он, подумав. - Такие сны - это, конечно, прекрасно. Но я боюсь, что это будет как с земляничным вареньем.
- А что не так с земляничным вареньем? - не понял Зябка.
- Ты помнишь, в каком ты был восторге, когда впервые его попробовал? Вот. А теперь, когда оно у тебя есть всегда, как ты к нему относишься? Вот.
- Ты хочешь сказать, что мы привыкнем к этим снам?
- К сожалению, - вздохнул Котахта. - чем лучше вещь, тем быстрее привыкаешь. Закон природы.
- Ну вот, - расстроился Зябка. - И что же теперь? Доставать эти тапочки только по праздникам? А как мы узнаем, в какие именно дни, их надо будет доставать?
Вопрос был грустным, но в то же время насущным, поэтому друзья крепко задумались. И первому идея пришла Зябке.
- Слушай, а давай сделаем так, - предложил он. - Давай попробуем разделить тапочки, тебе одну и мне одну. А? Наверное сны уже не будут настолько хороши, что мы к ним быстро привыкнем и перестанем замечать, да и видеть их мы сможем каждый день, не чередуясь.
- Прекрасная идея! - обрадовался Котахта. - Так и сделаем! А теперь надо все-таки встать и приготовить завтрак.
С тех пор друзья стали спать в одном голубом тапочке с золотыми узорами - Зябка в левом, Котахта в правом - и видеть волшебные сны. Они уже не были такими яркими и живыми, как те первые два сна, но они неизменно были хорошими, и просыпаясь после них по утрам, у друзей всегда было прекрасное настроение.

@темы: Зябка и Котахта

21:11 

На Маяке. Продолжение

 Утро второго дня выдалось пасмурным. Тучи затянули небо так, что не было никаких шансов увидеть солнце. К тому же из этих туч моросил мелкий дождик - первый за эту осень, первый из долгой череды осенних дождей. Правда, в этот день было еще довольно тепло. Наверное из-за отсутствия ветра, но слабый бриз от моря здесь дул всегда.
 Прошлой ночью, досидев на верхней площадке, пока не догорел костер, друзья спустились вниз и легли спать. В это серое утро первым проснулся Котахта. На полу было спать прохладно, не смотря на относительно теплую еще погоду. Каменный пол чувствовался сквозь спальный мешок, и Котахта подумал, что надо будет сегодня натаскать сюда соломы в качестве подстилки. И тут он услышал что-то странное. Он сразу понял, что этот звук его и разбудил, но не сразу понял, что это. А потом понял - и очень удивился! Кто-то наигрывал на губной гармошке! Невероятно. Меньше всего Котахта ожидал услышать здесь это. Он встал и подошел к окну, которое выходило на море, и выглянул. Внизу на одном из больших валунов, который был ближе всего к морю, сидел кто-то с удочкой. Точне, удочка торчала из камней рядом с незнакомцем, а его руки были заняты губной гармошкой.
 - Что там такое? - услышал Котахта за спиной сонный голос Зябки, которого видимо тоже разбудили звуки музыки.
 - Посмотри, - сказал Котахта и показал лапой в окно.
 Зябка, закутанный в одеяло, подошел к окну и тоже видел незнакомца у моря.
 - Интересно, кто бы это мог быть? - тихо спросил Зябка.
 - Не знаю точно, но возможно, это его жилище ты видел вчера, - задумчиво ответил Котахта.
 - Думаешь, он опасен? - встревожился Зябка.
 Котахта помотал головой. Он не думал, что кто-то, кто так хорошо играет на гармошке, мог быть опасен. А рыбак действительно играл хорошо. Затейливая мелодия доносилась до них слабо на фоне прибоя, постоянно шумящего, но даже так друзья невольно заслушались. Но музыка внезапно оборвалась, рыбак внезапно схватил удочку и потащил ее из моря. Но конце лески извивалась довольно большая рыбина. Он с довольным видом снял ее с крючка и вдруг повернулся к Маяку и прокричал:
 - Привет! Я вижу, вы уже проснулись! Как раз вовремя - я поймал завтрак.
 Друзья от неожиданности присели и спрятались под окном, но было совершенно ясно, что он знал о них и заметил, что они рассматривали его в окно. Котахта, будучи похрабрее, поднялся первым и снова посмотрел в сторону моря. Незнакомец улыбался и Котахта решил, что его нечего бояться.
 - Привет! - сказал он. - Меня зовут Котахта. Заходи к нам, мы угостим тебя кофе.
 В этот момент Зябка устыдился и тоже поднялся и помахал рыбаку лапой. Через пару минут незнакомец уже сидел за столом у друзей. Он был одет в зеленый плащ и в зеленую остроконечную шляпу, которую он отказался снять даже в помещении. Дополняли его наряд непонятного цвета брюки - наверное, когда-то они были песочного цвета, но теперь по ним было понятно, что у их хозяина сменных брюк не было. Тем временем Котахта занялся кофе, а Зябка - свежепойманной рыбой.
 - Меня зовут Снусмумрик - представился гость. - Я живу там, у леса.
 Зябка кивнул:
 - Я вчера видел твой дом. Похоже, там не слишком удобно… Кстати, меня зовут Зябка.
 - Очень приятно, - улыбнулся Снусмумрик. - Дом действительно не очень удобный, но он только временный. Скоро я уйду отсюда.
 - Какое совпадение! - воскликнул Зябка. - Мы тоже А ты часто сюда приходишь? А где твой настоящий дом?
 Друзья завалили нового знакомого вопросами. Он охотно им отвечал. Оказалось, что в этих краях он впервые. Снусмумрик был путешественником и у него не было своего постоянного дома, но лето он проводил с друзьями в какой-то далекой долине Муми-дален. Там жила семья Муми-троллей.
 -Они все очень замечательные. Муми-тролль и Снифф вам бы очень понравились - сказал гость, когда все трое угощались жареной рыбой и кофе. - А какие пироги печет Муми-мама! Вы никогда не пробовали ничего подобного!
 Друзья с удовольствием слушали его рассказы про этих неведомых Муми-троллей, а потом Зябка спросил его с интересном:
 - Но где же находится эта Муми-дален? Мы бы с удовольствием побывали там, правда, Котахта?
 Котахта кивнул.
 -О, это очень далеко отсюда, - ответил Снусмумрик. - На той стороне леса есть Горы, высокие, почти непроходимые. За ними и есть Муми-дален. Но я бы не советовал вам отправляться туда сейчас. Дело в том, что все обитатели зимой впадают в спячку.
 Друзья явно расстроились. И даже не из-за того, что зимой в долине все спят, а потому, что она так далеко. Они уже как-то раз попробовали отправиться путешествовать, но так и не ушли далеко. А Зябке ночевать в лесу так и вовсе не понравилось. Видимо, прийдется довольствоваться только рассказами Снусмумрика.
 Тут Котахта решил, что надо немного отложить вопросы и ответы, потому что надо было еще заняться кое-какими делами. Все согласились, что самое лучшее время для историй - вечер, и каждый занялся делом. Предстояло принести еще свежей воды из источника, а также набрать хвороста в лесу и высушить его для вечернего костра на Маяке. К тому же Котахта вспомнил, что ему очень нравилось рыбачить с Чудищем Чу этим летом, и он предложил Снусмумрику заняться этим вместе на следующее утро. Тот согласился и ушел в лес - мастерить Котахте удочку. Зябка расстроился, что ему даже не предложили порыбачить с ними:
 - Ну замечательно! Вы будете вместе ловить рыбу, а я что буду делать?
 - Ты будешь спать, соня, - улыбнулся в ответ Котахта. - Мы же пойдем на рыбалку очень рано. Так что не переживай.
 Это немного успокоило Зябку, и он пошел гулять по берегу. Прогулки вдоль моря входили в обязательную программу посещения Маяка. Можно было высматривать красивые камушки, можно было собирать ракушки, в которых иногда находились мидии - их можно было потом съесть. А можно было просто идти и ни о чем не думать. Или наоборот, думать о чем-нибудь эдаком. Ветер со стороны моря навевал легкую грусть и можно было думать о том, что вот уже и пришла осень. Скоро станет холодно, пойдет снего, надо будет утепляться, когда выходишь на улицу, да и дома тоже… Но в то же время можно было попробовать насладиться этими последними деньками тепла, когда дождь еще не лил, как из ведра, а ветер еще не срывал последнюю листву с голых деревьев. Пахло соленым морем и водорослями, а если ветер менялся и дул из леса, то пахло мокрой замелй и опавшей листвой.
 Тот день был пасмурным, но за ним выдалось несколько ласковых теплых деньков, когда солнце их последних сил пыталось согреть землю. Но сил этих явно уже было мыло. По утрам Котахта и Снусмумрик рыбачили, поэтому у них всегда была свежая рыба. Иногда, когда им надоедала рыба, они все вместе ходили в лес и собирали грибы и последние в этом году ягоды. Зябка нашел маленький заливчик недалеко от Маяка и несколько раз ходил туда купаться. Он звал и Котахту, но тот отказывался лезть в воду и только наблюдал за другом с берега.
 А по вечерам они втроем зажигали костер на верхней площадке Маяка и разговаривали. Зябка и Котахта объяснили Снусмумрику, что приходят сюда уже который год в первый день осени и зажигают старый Маяк, надеясь помочь заблудившимся кораблям. Снусмумрик оценил это благородное дело. Сам он был мастер рассказывать истории. У него их накопилось столько за многие годы странствий, что их хватило бы на несколько лет разговоров по вечерам у костра. Друзья слушали с открытыми ртами. Во время рассказов Снусмумрик всегда закуривал трубку. Ни Зябка ни Котахта никогда не видели, чтобы кто-то курил трубку. Зябка, правда, быстро решил, что это ему не очень нравится из-за сильного запаха дыма. А Котахта даже попросил разок попробовать, но в итоге решил, что это не для него. А Снусмумрик в свою очередь по достоинству оценил талант Котахты варить кофе и попросил его научить, как это делается. Котахта был не прочь поделиться, но сказал:
 - На самом деле, я готовлю так себе кофе. Вот если бы ты попробовал кофе Чудища Чу…
 Один из вечеров они посвятили тому, что рассказали Снусмумрику о своем большом Путешествии. Он здорово заинтересовался и даже попросил объяснить, как пройти к Чу и Петруччо. Зябка и Котахта как смогли объяснили.
 Но не все вечера проходили за веселой беседой. Иногда Снусмумрик с самого утра бывал в молчаливом настроении и тогда вечер проходил тихо. Иногда он доставал свою гармошку и играл что-нибудь, а друзья смотрели на море и на звезды, завернувшись в одеяла.
 А после одного из таких вечеров Снусмумрик вдруг исчез. Котахта, как обычно, пришел к его домику рано утром с удочкой, но никого там не застал. Только под камнем белел листок бумаги - записка:
"Я еще прийду как-нибудь вас навестить. Хорошей зимы!"

И все. Котахта вернулся в Маяк, разбудил Зябку и показал записку. Зябка расстроился:
 - Ну вот… Разве так друзья поступают? - ему было обидно, что Снусмумрик бросил их, даже не попрощавшись.
 - Ну... - задумчиво протянул Котахта. - Он все-таки был путешественником. Странником. Нам сложно понять таких как он. У него ведь даже нет своего постоянного дома… Наверное, ему казалось, что так и надо прощаться.
 Друзья помолчали. Потом позавтракали и отправились вместе гулять вдоль моря. Они дошли до заливчика, где иногда купался Зябка, но сегодня было холодно, хоть и солнечно. Ветер с моря гнал по небу маленькие белые облака. Друзья сели на берегу и стали смотреть на волны. Зябка, обхватив колени лапами, думал о том, что завтра они уже пойдут домой. Это был их последний день на Маяке, а завтра вечером они уже будут ночевать каждый в своем дупле. А там надо будет и к зиме начинать готовиться… А Котахта лежал на спине, жевал засохшую соломинку и думал о том, каково это - быть странником. Бродить по свету без конца, не иметь дома, куда можно вернуться. Это давало полную свободу, но… Но ведь и опорной точки тоже не было. Котахта пришел для себя к выводу, что путешественником он не хотел бы быть.
 Просидев так довольно долго, они пошли обратно. Надо было подготовиться к последней ночи, когда на заброшенном Маяке зажжется костер для кораблей-странников.

@темы: Зябка и Котахта

17:05 

я обещала акварельных лисиц. вот.


@темы: рисунки

22:21 

лапы


@темы: рисунки

17:36 

кит


@темы: рисунки

13:25 

Большое Путешествие. часть вторая - Неожиданное знакомство.

Зябка и Котахта не были бывалыми путешественниками, поэтому за первый день они прошли не очень много, а устали сильно. Когда на закате они наконец поставили палатку и поужинали, пожарив грибы на палочках, они думали, что заснут, как только залезут в спальные мешки - так они устали. Но не тут-то было. Зябка очень долго не мог уснуть, он все вертелся с боку на бок, пытаясь устроиться поудобнее, что не очень-то ему удавалось. Еще бы, он впервые спал на земле, а не на мягкой кровати у себя в дупле (иногда он ночевал у Котахты, но у того кровать была еще мягче). Ему казалось, что вся земля покрыта палочками, веточками и корешками, торчащими из земли, хотя перед тем, как поставить палатку, они специально нашли место поровнее. Еще он думал, что все сверчки и ночные птицы леса специально собрались вокруг палатки, что не давать ему спать. Так он крутился и жалел себя несчастного, пока наконец не решил пожаловаться на все это Котахте. Высунув голову из мешки и посмотрев туда, где лежал его друг, он вдруг обнаружил, что того нет. Есть только скомканный спальник.
"Как так?" - испугался Зябка. - "Куда он подевался? Не мог же он меня бросить одного в лесу! Ночью!". Он так разволновался, что совсем забыл про сон и полез из палатки на поиски Котахты. Но далеко ему идти не пришлось. Только высунув голову наружу, он обнаружил Котахту спокойно сидящим на бревнышке перед костром. А над огнем висела их походная кастрюлька и в ней что-то булькало. Это что-то издавало приятный травяной запах.
- Я так долго не мог уснуть, - сказал Котахта, заметив Зябку, - что перестал даже пытаться. Вот вылез сюда, чтобы приготовить успокаивающий отвар.
Зябка понимающе кивнул и присел рядом с Котахтой на бревнышко.
- Почему же мы не можем уснуть? - спросил Зябка.
- Наверное потому что здесь слишком непривычно, - пожал плечами Котахта. - Знаешь, я читал, что когда в походе не могут уснуть, то рассказывают друг другу страшные истории.
- Зачем же страшные? - удивился Зябка. - Ведь после них точно не заснешь. Тем более я не знаю ни одной страшной истории. Давай рассказывать просто истории.
- Ну давай, - согласился Котахта. - Только все мои истории ты знаешь, ведь они происходили с нами обоими.
- Ну и что? Я, может, забыл. А ты мне напомнишь. Давай, рассказывай!
- Ну хорошо... - Котахта на секунду задумался. - Вот помнишь, как-то мимо наших деревьев Ежик проходил?
- Нет, не помню.
- Ну как же? Он еще почему-то лошадь искал. А еще в то утро туман был. Мы его пригласили к себе, а он сказал, что опаздывает в гости.
- Мммм... - попытался припомнить Зябка. - Что-то такое припоминаю, только плохо. Вот видишь. Я же говорил - забыл!
Тем временем отвар сготовился, и Котахта предложил Зябке немного. Тот согласился и протянул свою кружку.
- А как ты узнал, что отвар готов? - спросил Зябка.
- По запаху. Помнишь, чем он раньше пах, когда ты вылез из палатки?
- Травами.
- А теперь?
Забка принюхался к кружке.
- Земляникой! Это что за отвар такой? - удивился он.
- Это особенная сон-трава, - пояснил Котахта. - Я с собой в путешествие взял травный справочник, чтобы определять, какие травы попадутся нам на пути. Я хочу собрать гербарий!
- Здорово! - сказал Зябка и отхлебнул из кружки. - И вкусно! А теперь мой черед рассказывать. Дай-ка вспомнить... А, вот! Помнишь, у нас в лесу как-то потоп случился? И мы еще на лодке плавали по лесу, как по морю.
- Да-а-а, помню, как же! Так необычно все было в тот день.
Так они и сидели, рассказывали друг другу истории, вспоминали, что с ними происходило. Искорки из костра улетали к звездному небу, над их головами шелестели листьями деревья, как будто тоже рассказывали друг другу что-то. Вскоре отвар из сон-травы стал действовать и они, затушив костер, снова залезли в спальники и на этот раз уснули сразу и до утра.

Утро выдалось чудесное! Путешественники умылись в ручье, попили чаю с припасенными крекерами и весело двинулись в путь. Каждый был занят своим делом. Котахта то и дело останавливался, чтобы сорвать очередной цветок или травинку, рылся в своем справочнике, чтобы понять, что же он такое нашел, а потом бережно складывал находку в специальный мешочек. Когда ему попадался особо любопытный или красивый экземпляр, он показывал его Зябке. А тот в свою очередь тоже был занят интересным делом - он взял с собой из дома бинокль и по дороге рассматривал в него птиц и мелких зверюшек, которые сновали по лесу. Так они и шли, хвастаясь друг другу своими наблюдениями. Продвигались они поэтому не быстро, зато не скучали. Иногда Котахта начинал насвистывать какую-нибудь веселую песенку и тогда Зябка начинал ему подпевать.
Так они пробирались по лесной чаще, пока не оказались на краю большой поляны. Котахта нагнулся, чтобы сорвать очередной цветок, а Зябка стал разглядывать поляну в бинокль. И вдруг он видел что-то такое, что быстро присел и с испуганным видом заставил сесть и Котахту. Тот очень удивился и хотел было спросить, в чем дело, но Зябка приложил к губам палец, и сказал тихо-тихо:
- Тссс!
Котахта еще больше удивился и вопросительно посмотрел на друга. Зябка только молча протянул ему бинокль и указал на поляну. Котахта взял бинокль и посмотрел туда, куда показывал Зябка и сам застыл от удивления и страха. Там на поляне, на самой середине возвышался мшистый холм. И холм двигался! А потом оказалось, что это вовсе не холм, а чудище! Больше Котахты и Зябки вместе взятых. А мшистым холмом оно казалось от того, что шкура его была покрыта зеленым мехом, напоминавшим мох (а кое-где там и правда был мох). Глаза у него были большие, а лапы еще больше. Чудище стояло посреди поляны и делало странную вещь: одна его лапа была вытянута, и двумя пальцами чудище делало движение, как будто что-то солило. То есть большой и указательный палец терлись друг о друга, тихонько шурша. А на лапе чудища сидела как минимум дюжина бабочек! И это было страннее всего. Бабочки не боялись и не улетали, а некоторые еще и прилетали с разных концов поляны.
Все это изумленные друзья рассмотрели в бинокль, сидя на краю поляны в высокой траве, не смея высунуться. Они долго наблюдали за чудищем, и чем дольше они смотрели, тем больше им казалось, что чудище вовсе не опасное.
Через некоторое время несколько бабочек все-таки улетели с лапы чудища, а две остались. Они были очень красивыми - обе одного вида, с большими ярко-желтыми крыльями с черными бархатными пятнышками по краям. Чудище пересадило их себе на плечо и опустило уставшую лапу. Зябка шепнул Котахте:
- Я думаю, если уж и бабочки его не боятся, то нам уж точно нечего! А мне очень интересно, что он будет делать с этими двумя, которые остались у него.
Котахта не успел кивнуть, как вдруг они услышали голос с поляны:
- Конечно, вам нечего бояться, маленькие зверьки! А если вам так интересно, что я буду делать с бабочками, то приглашаю вас к себе домой - на чай. Я вам все расскажу!
Друзья смущенно посмотрели друг на друга и на чудище - оказывается, он все время знал, что они наблюдают за ним. Потом Котахта, который был посмелее, встал в полный рост и обратился к чудищу:
- Мы просим нас извинить, за то, что мы подсматривали за Вами. Мы просто испугались...
- Это ничего, - сказало чудище. - Многие пугаются моего размера и вида. Хотя на самом деле бояться совершенно не надо. Будем знакомы - меня зовут Чу. А вас?
- Меня - Котахта.
- А меня - Зябка, - сказал Зябка, тоже вставая.
- Очень приятно, - сказал Чу. - А теперь - милости прошу ко мне в гости.
Он улыбнулся и зашагал большими шагами на другую сторону поляны. Наши маленькие друзья еле поспевали за своим новым знакомым. Рассмотрев его вблизи, они вконец уверились, что Чудище Чу вовсе не страшный. У него были большие добрые глаза (которые, как они выяснили позже, еще и светятся желтым светом в темноте). Рот и торчащие оттуда зубы и впрямь были жутковаты, но какое же чудище без торчащих клыков? Зато улыбался Чу просто обворожительно. На его плече все также сидели две ярко-желтые бабочки, а он все шагал вперед, прочь с поляны, углубляясь в лес.
И вот наконец они пришли к дому Чудища Чу. Жил он в большой норе, которая была вырыта под упавшим деревом. Ствол его полностью зарос мхом и цветами, а корни дерева наполовину торчали наружу, делая внешний вид входа в нору очень неприглядным.
- Мне и не надо, чтобы сюда залезали все, кому не лень, - пояснил Чу. - А такой вход как раз охладит излишний энтузиазм искателей приключений.
Но зайдя внутрь нельзя было поверить, что снаружи нора выглядит так некрасиво. Помещение было просторным (для такого большого жильца, как Чу, по-другому и быть не могло), но очень уютным. В паре мест в потолке были сделаны окошки, так, чтобы внутрь попадал солнечный свет. Прямо напротив входа у дальней стены стояла большая печка. Настоящая, с трубой, выходившей наружу. Еще в норе был небольшой шкаф, стол, один стул, одно кресло и одна кровать. Над печкой висели пучки трав и сушеные грибы. На столе стоял чайник и разная посуда.
Когда Чу зашел в дом, он громко сказал:
- Петруччо! Ставь чайник! У нас гости!
Зябка и Котахта удивились: кто такой Петруччо? Неужели еще одно такое жу чудище? Но тут они увидели нечто еще более удивительное: с печки спрыгнул на пол паучок. Ну, это для Чу он был паучком, а для Зябки и Котахты он был прямо-таки паучище! Они со страхом попятились назад к выходу, а Петруччо залез на стол, схватил чайник и ловко потащил его к печке. Чу посмотрел на своих гостей и рассмеялся:
- Извините, друзья, я не предупредил вас о смоем друге. Познакомьтесь, это Петруччо, мы с ним уже очень давно живем вместе и прекрасно ладим. Он - мой лучший друг! Петруччо, иди сюда, познакомься, это - Зябка и Котахта.
Паук как раз поставил чайник, развел в печке огонь и теперь приполз знакомиться с друзьями:
- Здравствуйте, - сказал он. - Вам совершенно не стоит меня бояться. Чу, что же ты их не предупредил?
- Извини, совершенно вылетело из головы. Они и меня-то по началу жутко боялись, а теперь уже ничего, вот и чай пришли попить. Так что накрывай на стол!
Зябка и Котахта теперь смущенно стояли у входа и рассматривали друга Чу. Он, хоть и был большим, но был весь покрыт черным пушистым мехом, поэтому оказался совсем не страшным. Да и голос у него был вполне приятный и дружелюбный. Поэтому они вытянули лапы для лапопожатия, а Петруччо вытянул в ответ две из своих многочисленных ног. Поосле этого официального знакомства, он убежал к шкафу, где стал рыться в поисках еды. Тогда Чу сказал:
- Пока он тут возится, пойдемте со мной, я покажу вам свою коллекцию!
Они снова вышли из норы и обошли упавшее дерево с другой стороны. Как уже было сказано, ствол его был покрыт мхом и цветами, но за ним оказалась целая клумба! Чего тут только не росло и не цвело! Небольшой пятачок рядом с поваленным деревом напоминал разноцветный ковер, на котором росли сотни красивейших цветов. Какой от них стоял изумительный аромат! Но прекраснее всего было то, что над этим цветочным ковром таким же пестрым покрывалом порхали всевозможные бабочки! Тут были и красные, и синие, и почти черные, и почти прозрачные, в полоску, в крапинку и даже в клеточку! Зябка и Котахта никогда в жизни не видели ничего подобного. Они долго стояли, раскрыв рты от изумления. Чудище Чу тем временем снял со своего плеча двух новых бабочек, которых привез с собой, и посадил на ближайший цветок. Они тут же вспорхнули и слились с остальными, добавив в общую картину два ярко-желтых пятна и еще пятнышек.
- Это самая красивая коллекция бабочек, которую я только видел! - проговорил Котахта.
- Я тоже никогда не видел ничего прекраснее! - подтвердил Зябка.
Чу с гордостью и удовольствием окинул взглядом свою полянку и решил напомнить гостям, что их ждет чай и обед.

До самого вечера наши друзья сидели за столом в норе Чудища Чу и общались с новыми знакомыми. Чу рассказал им, как пришел сюда жить из другого леса, как встретил Петруччо, как построил себе этот дом. А Зябка и Котахта рассказали о своих домах далеко отсюда (на самом деле они не так уж далеко ушли эа эти два дня, но им казалось, что их дом ужасно далеко). Чу удивился, что они живут в дуплах на деревьях, сам-то он никогда даже не пробовал лазить по деревьям.
- Тебе нужно попробовать, - сказал Зябка. - это весело! Да и видно оттуда далеко-далеко вокруг.
- Не знаю, - сказал Чу. - А меня вообще выдержит дерево?
- Ммм... - задумался Котахта. - Это может стать проблемой. Но я уверен, что в нашем лесу обязательно найдется дерево, на которое ты сможешь залезть. Я обещаю, что мы с Зябкой найдем такое дерево!
- Конечно найдем! - согласился Зябка. - И научим тебя лазить.
На улице уже стемнело. Они зажгли лампу под потолком, да и от печки был свет. Они сидели все вместе за столом. Чу и гости пили чай из кружек, а у Петруччо было блюдечко с молоком.
- А куда деваются твои бабочки ночью? - спросил вдруг Котахта.
- Они ложатся спать, - пояснил Чу. - Ну, кроме ночных, конечно же. А некоторые прилетают сюда и мы с ними разговариваем. Вот как раз новенькие прилетели, наверное хотят получше познакомиться.
Зябка и Котахта заметили, что действительно прилетели те две бабочки, которых Чу принес с собой с большой поляны сегодня. И вдруг Зябка спохватился:
- Постой, ты что - знаешь язык бабочек?!
- Конечно. А как ты думаешь, я собрал такую большую коллекцию? Я выхожу на поляну и разговариваю с ними, рассказываю про то, что у меня тут есть, какие цветы на моей полянке. И прошу их присоединиться ко мне. Некоторые предпочитают свободное жилье, а некоторые, вот как эти, соглашаются и живут потом у меня.
Друзья в который раз за день страшно удивились (хотя, казалось бы, уже должны были устать от этого занятия). Они никогда раньше не слышали о том, чтобы кто-то знал язык бабочек. Да и о том, чтобы кто-то таким странным образом собирал коллекцию, они тоже слышали впервые. Но подумав, они поняли,что это и есть самый правльный способ (особенно, если ты знаешь язык бабочек).
Тем временем бабочки сели на плечо Чудищу Чу и стали шевелить усиками и лапками. Друзья прислушались, пытаясь уловить, что за звук производят при этом бабочки, но услышали только практически неуловимое шуршание. Тогда Чу снова сложил указательный и большой пальцы вместе и прошуршал что-то в ответ.
"Вот как они общаются!" - дружно подумали Зябка и Котахта. -"Значит, вот что он делал тогда на поляне, где мы его встретили!"
Они сидели очень тихо, не мешая Чу разговаривать с бабочками. Но вот они снова вспорхнули с его плеча и вылетели на улицу.
- Что же они тебе рассказали? - с нетерпением спросил Зябка.
- О, они иногда рассказывают такие интересные истории! - сказал Петруччо. - Они же везде-везде летают, эти бабочки, все-все видят.
- Да, и в этот раз мне рассказали удивительную историю. Петруччо, будь добр, достань еще печенье, а я сделаю еще чаю. Эта история будет долгой, надо подготовиться как следует.
В тот вечер они вчетвером сидели допоздна и слушали историю, которую бабочки рассказали Чудищу Чу.
А потом все легли спать, и на этот раз ни Зябке ни Котахте не понадобился отвар из сон-травы - они заснули как только их головы коснулись подушек. Во сне они оба видели прекрасный цветочный ковер и порхающих переливающихся всеми цветами радуги бабочек.

@темы: Зябка и Котахта

11:28 

Настоящий кот

   Господь сидел на крыше, свесив вниз босые ноги с закатанными по колено штанами, и ловил в сачок котов. Коты попадались разные: одни проплывали мимо степенно и важно, как межгалактические лайнеры, другие шныряли руда-сюда, гоняясь за мухами и бабочками, третьи просто спали, зарывшись в пушистые облака.
   Отловленных котов господь складывал в плетеную корзину, стоявшую тут же, на крыше. Попав в эту корзину, коты уменьшались до размеров мышей и вылезали на волю, протискиваясь в дырки между прутьями. Господь не обращал на это внимания. Он понимал, что такие коты - недостаточно кошачьи по натуре и что каждый из них в глубине души хотел стать мышью.
   Выловив очередного кота он вывалил его из сачка в корзину. Кот плюхнулся на дно и мяукнул от неудовольствия: его только что сняли с насиженного облачка и самым нахальным образом прервали прекрасный сон. Кот недовольно вылез из корзины, осмотрелся и еще раз мяукнул, на этот раз как бы требуя объяснений такого неподобающего поведения со своей особой. Господь внимательно осмотрел кота: тот был грязно рыжего цвета, шерсти в некоторых местах не хватало, но та, которая осталась, была тщательным образом вылизана. Глаза с вертикальными зрачками были желто-зеленого цвета, хвост возмущенно подергивался из стороны в сторону.
    - Так вот, значит, какой ты - настоящий кот, - сказал Господь, протягивая своему собеседнику сотворенную из воздуха рыбу.
   Собеседник принял извинения и внимательно обнюхал подарок. Пока он обедал и умывался после еды, Господь наблюдал за ним.
    - Пожалуй, ты мне подойдешь. Я, видишь ли, искал себе домашнего питомца. Но мне по статусу не подобает заводить кота, который и не кот вовсе. Как вот эти, - он указал рукой на пустеющую корзину. - А ты - именно то, что нужно. Надеюсь, мы подружимся. Я буду звать тебя Кот, это будет самое подходящее для тебя имя.
   Кот в это время закончил умываться и улегся рядом с новым хозяином, греясь на солнышке. После сытного обеда было самое время немного вздремнуть.
    - Знаешь еще что, сделаю-ка я тебя говорящим, а то мне иногда очень не хватает мудрого собеседника, - сказал Господь и сделал Кота говорящим.
   Кот, не поворачивая головы, покосился на Господа, какое-то время молча смотрел на него и снова закрыл глаза.
    - Вот именно этого мне и не хватало, - улыбнулся Господь и стал смотреть вдаль.
   А там уже мирно текла речка, на том берегу паслось небольшое стадо овец, прохладная вода приятно плескалась о босые ноги, гудели шмели и порхали бабочки. Господь поправил на голове соломенную шляпу и взял поудобнее удочку. Рядом с ним Кот растянулся на мягкой зеленой траве. Был жаркий летний день.

@темы: другое

21:34 

Сказка о Царе-Султане и Коте-Диване

   Жил-был в одной стране Царь-Султан, и случилась с ним страшная беда - потерял он сон. Ночами мучился, ворочался на своей кровати, а сна ни в одном глазу. Царь-Султан потерял аппетит, похудел, стал ужасно себя чувствовать, но заснуть так и не мог. Тогда созвал он всех лучших лекарей страны. Они лечили правителя таблетками, микстурами, отварами, даже читали на ночь сказки и пели колыбельные, но ничего не помогало. Тогда они посоветовали Царю-Султану сменить кровать, попробовать поспать на чем-нибудь еще. Тогда он собрал всех мастеров, чтобы они предложили ему свои лучшие кровати. Но как ни старались мастера, сон к правителю так и не возвращался. Из-за острого недосыпания, Царь-Султан стал очень раздражительным и велел казнить тех мастеров, чьи кровати не помогли ему спать. И вот, пришел черед последнего мастера, а тот и говорит Царю-Султану:
    - Пощади! Я знаю одну легенду, которая может быть тебе поможет.
    - Говорит! - приказал правитель.
    - Слышал я, что в Дальней Заморской Стране, в Волшебном Лесу есть одно чудо. Это - волшебный диван. Да не просто волшебный, а Кот-Диван! Говорят, что кто на него ни приляжет отдохнуть, заснет мгновенно и будет спать, как младенец!
   Обрадовался Царь-Султан, пощадил мастера и велел набрать отряд воинов, чтобы те принесли ему тот чудесный диван, по-хорошему или отобрав силой. Отправились они в Далекую Заморскую Страну, нашли они Волшебный Лес, а там на поляне лежал огромный Кот-Диван. Удивились воины, что никто такое чудо не охраняет, что Кот лежит на свободе и спит на солнышке. "Ну", - решили они, - "нам же работы меньше". Тогда попытались они его приподнять, но не тут-то было! Попробовали все вместе сдвинуть хотя бы лапу, но не смогли, только разбудили его. А он им и говорит:
    - Меня так просто не поднять. И отнести меня вы никуда не сможете, если я сам того не захочу. А убедить меня должен тот, которому я действительно нужен. Пусть приходит сам, тогда я и подумаю.
   Сказал это и заснул. Вернулись воины к правителю и рассказали ему про условие Кота-Дивана. Возмутился Царь-Султан, сказал:
    - Да как он смеет?! Звать меня, Царя-Султана, чтобы упрашивать его пойти со мной! Не бывать этому!
   Но вскоре бессонница и разные болезни вконец одолели Царя-Султана, сон ведь так и не пришел к нему. Отчаявшись, он решил все-таки пойти к Коту-Дивану с прошением. Приехал он в Далекую Заморскую Страну, вышел на поляну Волшебного Леса и обратился к чудесному зверю:
    - Здравствуй, о волшебный Кот-Диван. Посмотри, я совсем изнемогаю без сна. Ты - моя последняя надежда. Пойдем со мной.
   Кот проснулся, посмотрел на него и сказал:
    - Да, я вижу, что действительно тебе нужен. Хорошо, я пойду с тобой, но учти, мне нижно будет много еды.
    - У меня большая казна, будет тебе столько еды, сколько захочешь!
    - И много места.
    - У меня большой дворец, выберешь себе любую комнату!
    - И последнее: я все-таки Кот, хоть и Диван, поэтому мне надо, что ты иногда приходил и гладил меня. Так что, как только я подам сигнал, ты должен будешь бросить все свои дела и придти меня гладить. Это - обязательное условие.
    - Хорошо, я согласен. А теперь, пойдем со мной.
   Вернулся Царь-Султан к себе домой с волшебным Котом-Диваном и в первую же ночь прекрасно спал. И с этих пор все пошло на лад: Царь-Султан снова стал здоров, к нему вернулся аппетит, прошла раздражительность. И каждый день он выполнял главное условие чудесного Кота: как только раздавалось громкое "Мяу!", он бросал все дела и шел гладить волшебного зверя.
   Так прошел год. Царь-Султан и забыл, что страдал бессонницей и все неохотнее соблюдал обязательное условие. И вот, однажды, разбирая подарки от иностранных послов, он услышал громкое требовательное "Мяу!". Царь-Султан был так увлечен подарками, что не обратил внимания на этот зов. И тут, задрожал пол дворца от тяжелых шагов. В тронный зал ворвался, сорвав двери с петель, разгневанный Кот-Диван. Царь-Султан испугался, закричал и закрыл лицо руками, а Кот-Диван подошел к нему и съел.
   Недолго горевала страна без правителя, выбрали себе нового. А чудесный Кот-Диван ушел к себе обратно в Волшебный Лес, спать на солнышке.

@темы: другое

19:11 

Маленький мир китов

Время бежит вперед, и, как ни старайся,
Не удержать тот короткий бесценный миг счастья,
Когда мы вдруг понимаем, что жизнь не напрасна.
Но сколько бы мы не твердили, что мгновенье - прекрасно,
Все равно, как песок просочится оно сквозь пальцы,
И останемся мы, как киты - океана скитальцы,
Один на один с бездонным Марианским ущельем,
Глядящим на нас с каким-то нездоровым весельем.
Все меняет времени ход, остается нам только
Маленький мир китов, который, словно апельсинная долька,
Даст лишь понять, как безумно-безгранична
Наша вселенная, и настолько же безразлична.

@настроение: это все бродский...

@темы: другое

10:52 

любит - не любит

Любит - не любит - любит - не любит - любит - не любит...
Она аккуратно отрывала лепестки. С каждым "не любит" у нее вырывался вздох разочарования, на каждое "любит" она улыбалась. С замиранием сердца она терзала несчастный цветок, ожидая ответа. На жизненно важный вопрос.
Любит - не любит... Любит!!!
Радостный возглас, счастливый смех облегчения. Она сложила руки, посмотрела на небо и шепотом произнесла быстренькую молитву. Как она могла сомневаться в Его любви? Конечно же Он любит ее и никогда не оставит. Она бросила в траву уже ненужный стебелек с желтым кружочком на конце и побежала в часовню, боясь опоздать к утренней молитве.
Господь, наблюдая сверху, лишь усмехнулся. Он всегда тщательно следил за тем, чтобы в пределах монастыря на всех ромашках было по нечетному количеству лепестков...

@темы: другое

23:37 

Король и Кораблик

(при прочтении, полагается музыкальное сопровождение: "сюита в старинном стиле" Шнитке, 3 часть - Менуэт.)

    Королю было шесть лет и он был очень несчастен. Он сидел на троне, обхватив коленки руками, и вздыхал. Прямо перед ним стоял стол с серебряным подносом, на котором были расставлены вазочки с разным вареньем, масленка, сахарница, а в центре — большая тарелка с манной кашей.
    Вокруг стола толпились придворные. Белоснежные воротнички, кружевные манжеты, напомаженные парики попеременно опускались в почтительных поклонах. Придворные недоумевали. То тут, то там раздавались приглушенные вопросы: "Ваше Величество, не желаете ли малинового варенья? Или, может, в каше недостаточно масла? Ваше Величество, вы хорошо себя чувствуете?" Кто-то послал за лекарем. Король поморщился, повернулся на троне и уткнулся носом прямо в красную обивку спинки.
    У Короля было две причины чувствовать себя самым несчастным на свете. Во-первых, он ненавидел манную кашу. Но, к его огромному сожалению, дворцовым этикетом королям младше семи лет предписывалось есть на завтрак именно манную кашу. И он ничего не мог с этим поделать, хоть и был королем. Это ужасно его огорчало. И никакое варенье или масло не помогало.
    А во-вторых, и в самых главных, этим солнечным утром, выглянув в окно Король увидел, как мальчик пускал по воде бумажный кораблик. Потоки воды весело прыгали по булыжникам мостовой и кораблик прыгал вместе с ними, а мальчик бежал за ним, еле поспевая, и весело смеялся. Королю так все это понравилось, что ему тут же захотелось выбежать на улицу и смастерить себе такой же кораблик. Но его даже не выпустили из покоев. Придворные дамы заахали, заохали, запричитали: "Как можно? В этой грязной воде? Пускать кораблики? Ваше Величество, у вас же есть свой собственный пруд! А на улицах так грязно!" И вместо этого его повели завтракать.
    Итак, Король сидел на троне и вздыхал. За его спиной остывала манная каша, перешептывались придворные. Где-то по коридорам дворца спешил лекарь. А Королю виделся белый кораблик, прыгающий в потоке сверкающей на солнце воды.

14:11 

Sam.


Неделя до Рождества. Совершенно особая пора: весь город уже увешан гирляндами, в каждом магазине своя наряженная елка, подарки продаются на каждом углу. А главное, праздничное настроение охватывает всех без исключения. Все с радостью погружаются в водоворот веселой суеты, который царит на улицах.

Сегодня хорошая погода. Вчерашние тучи развеяло ветром, ярко светит солнце. И сидя дома, можно подумать, что на улице лето. Но пар изо рта и холодный ветер не дают забыть, что сейчас середина зимы. Снега нет, но здесь его и не бывает, разве что в феврале. Если повезет.

Этим солнечным утром Сэм как всегда выходит на прогулку. Он идет по тихим пока еще улочкам. Скоро здесь будет толпа народа, но пока никого нет и Сэм направляется в свою любимую булочную за завтраком. Булочная находится рядом с вокзальной площадью, так что идти придется достаточно далеко. Но Сэм привык и неспешно идет по пустым улицам, переходам, аллеям.

Вот наконец хорошо знакомая дверь. Сэм просовывает голову внутрь и осматривается. Там, как всегда, еще не все готово к открытию, но Сэм – завсегдатай, ему здесь рады в любое время. Он заходит внутрь и просит молока. Он всегда пьет на завтрак только молоко. Ему дают и тут же перестают замечать его присутствие. Сэм не против, он не любит привлекать внимание.

Он пьет молоко и незаметно наблюдает за людьми за прилавком. Они шумят, разговаривают, раскладывают огромные подносы с горячим, вкусно пахнущим хлебом по полочкам, на витрине появляются свежие булочки. Вот зашел паренек, его ругают за опоздание и отправляют в подсобное помещение. Наконец одна из женщин подходит к входной двери и поворачивает табличку «Открыто». Сэм знает, что пора уходить, сейчас здесь станет еще более шумно и тесно.

Он незаметно выходит и на некоторое время останавливается у двери, чтобы решить куда отправиться дальше. Наконец он поворачивает направо и идет на другую сторону площади, к вокзалу. Улицы постепенно наполняются народом. Люди спешат по делам, каждый по своим.

Сэм подходит к вокзалу и садиться на скамейку рядом со входом. Он любит здесь сидеть, мимо него проходит много народу, особенно когда прибывают поезда. Но и уезжающих хватает. Через некоторое время рядом с ним садится пожилой человек в теплой куртке и шапке и ставит рядом свой большой чемодан. Видно, что он только что приехал и ждет кого-то. А еще заметно, что ему холодно. Он потирает замерзшие руки, пытается согреть их дыханием и все время вглядывается в поток людей, высматривая знакомое лицо.

Вот мимо скамейки почти бегом проходит молодой паренек с букетом в руках. Сэм догадывается кого он встречает и заранее знает как обрадуется девушка букету цветов. Он уже не раз видел такие сцены здесь, у вокзала. Девушка обнимет паренька, поцелует, возьмет цветы и отдаст ему чемодан. Вскоре Сэм и вправду видит как они выходят из здания вокзала, держась за руки.

Навстречу им к входу спешит женщина, с большой сумкой на плече. За ней, еле поспевая бегут двое девочек-близняшек. Дочки. У каждой маленький рюкзачок за плечами. Завершает процессию отец семейства – мужчина с чемоданом. Женщина явно нервничает, подгоняет девочек и ругает мужа за то, что тот не захотел поймать такси и им пришлось долго ждать автобуса. Тот молчит и хмурится.

Но тут Сэм отвлекается от беспокойной семейки, потому что его сосед по скамейке встает и идет навстречу молодой девушке в сером пальто и на высоких каблуках. Ей приходится немного нагнуться, чтобы обнять отца. Они некоторое время выясняют кто повезет чемодан, наконец он все-таки сдается и они, весело болтая, идут к остановке автобуса.

А Сэм отправляется дальше. Он идет мимо парка. Голые деревья будто нарисованы черной краской на фоне голубого неба. Между стволами натянуты нити гирлянд, которые зажгутся, как только начнет темнеть. Несколько раз навстречу Сэму попадаются собаки, выгуливающие своих, сонных еще, хозяев. Он старается отойти на другую сторону дорожки – не любит собак.

Часто мимо проходят дети. Сейчас каникулы, поэтому детей на улицах много, больше, чем хотелось бы Сэму. Детей он тоже не любит – они такие же шумные и непредсказуемые как собаки. А сейчас, в предвкушении праздника и подарков, они кричат еще громче и бегают вокруг своих, порядком уставших уже, родителей. Вот одна мамаша, совсем потерявшая голову от непрерывного ора своего малыша, сама начинает кричать и ругаться на него. Сэм неодобрительно смотрит на нее, но молча идет дальше.

На одной из самых больших улиц, Сэм находит скамейку, освещенную солнцем и садится на нее. Щурясь на яркие лучи, он устраивается по-удобнее. Со стороны можно подумать, что он задремал, но он видит все что происходит вокруг. Прямо за скамейкой, стоит огромная наряженная елка – главная елка города. На ней висят большие шары. Достаточно уродливые, Сэм видел шарики и по-симпатичнее. Он всегда немножко сочувствовал городским елкам – из года в год их наряжают совершенно безвкусно, лишь бы не тратить на это много денег.

Зато такая елка становится своего рода ориентиром, рядом с которым назначают встречи. Вот и сейчас бесконечное мелькание ног часто прерывается застывшей в ожидании парой сопожек или потертых туфель, или теплых зимних ботинок. Сэм играет в своеобразную игру – глядя на обувь, пытается определить внешний вид хозяина. Вот изящные, и явно недостаточно теплые сапожки молодой женщины. Она переступает с ноги на ногу и часто смотрит на часы. Вот две пары потертых кроссовок – двое друзей, видимо ждут третьего. Студенты – деньги тратятся не на обувь, а на что-нибудь поважнее.

Но достаточно быстро эта игра надоедает Сэму, и он начинает просто наблюдать за прохожими. Предпраздничная суета в самом разгаре. Люди мечутся по магазинам, в надежде найти подходящий подарок для своих родственников, друзей. И как всегда находят что-нибудь не совсем нужное, а то и совсем бесполезное. Зато – гора с плеч. Их дело подарить. Сэм никогда не понимал зачем люди дарят подарки кому-то, кого они почти не знают, с кем практически не общаются, каким-нибудь далеким родственникам. И тем не менее, под Рождество, все магазины набиты именно такими безликими подарками, которые можно подарить кому угодно.

Мимо скамейки чаще всего проходят, конечно же, женщины. Вот, например, одна, с озабоченным лицом, с дюжиной пакетов в руках, зашла в очередной магазин. Сразу понятно, что ей надо позаботиться о подарках для тех родственников. Не говоря уже о собственных детях, муже, подругах. А вот совершенно другая женщина: хорошо одета, на каблуках, с элегантной небольшой сумочкой на плече. И Сэм понимает, что она сама ждет поздравлений от многочисленных поклонников. И только один счастливчик получит подарок от нее.

Сэму немного жаль мужчин, которых их неугомонные женщины таскают за собой из магазина в магазин. Встречаются, конечно и такие, которые со своей избранницей не спеша прогуливаются по праздничному городу. Они не заходят в магазины, потому что и так ясно, что они уже нашли свой самый лучший подарок.

Шумные компании друзей, по двое, по трое, со смехом курсируют от ветрины к ветрине. Все наперебой советуют, что кому подарить.

Всех этих разных людей в это время года объединяет одно – ожидание праздника. Каждый ждет его по-своему. Дети ждут веселья и подарков. Молодые люди – вечеринки, встречи с друзьями, возможно первого праздника с любимым человеком. Старики ждут детей, внуков, старых друзей. И каждый надеется, что этот день пройдет так, чтобы потом с удовольствием вспоминать его весь год.

Время близится к обеду, все окрестные кафе и рестораны наполняются людьми. Сэму пора обедать. Он покидает скамейку и исчезает в толпе.

***


Старик в шляпе и с тростью зашел в булочную как раз перед закрытием. Подойдя к прилавку и сняв шляпу, он сказал:
- Добрый вечер. Сэм сегодня заходил?
- Здравствуйте, сэр. Да, еще утром забежал. Я дал ему миску молока, как обычно.
Старик положил на прилавок несколько монет:
- Вот, это за Сэма.
Я привычным движением положил их в кассу и со вздохом сказал:
- Зря вы это, сэр. Даже если бы я не знал, что Сэм – ваш кот, я бы все равно дал ему молока.
- И все-таки, - сказал старик. – Спасибо, что присматриваете за ним.
Он повернулся к двери, нацепил обратно свою помятую шляпу и вышел.

@музыка: Sting - Englishman in New York

@темы: другое

19:48 

осень

   В лесу наступила осень. Желтые листья облетали с деревьев. Стал дуть противный, холодный ветер. А по ночам его завывания звучали как чей-то вой. Очень тоскливый. Наверное, ветру тоже было жаль, что лето кончилось. Ветки неохотно отпускали свои последние листья в полет. Часто моросил дождик. Тоже холодный и неприятный.
   Зябка и Котахта делали запасы на зиму. Зябка пополнил запасы фруктового чая. Пучки сушеной, собранной еще весной, земляники висели на кухне, распространяя по всему дуплу восхитительный аромат. У Котахты, более запасливого, сушились грибы и тумбочка наполнилась банками со всевозможным вареньем. Сам он его не очень любил и почти все со временем отдавал Зябке, который только его и ел. Еще он достал из шкафа шерстяной клетчатый плед и по вечерам, когда снаружи заметно холодало, кутался в него. Зябка мерз больше и чаще, поэтому достал теплое одеяло - чтобы не было холодно ночью, и шарф с шапкой - чтобы ходить в гости к Котахте. Конечно, он проводил на улице всего несколько секунд, но ему и этого хватало. Сидя у Котахты на подушках, он сначала долго отогревался и лишь потом снимал шапку и шарф.
   По вечерам друзья сидели на кухне и пили или чай с земляникой, или кофе. В зависимости от того, на чьей кухне они сидели. В самом начале осени Котахта получил от дядюшки очередную посылку с сыром, и каждый раз он доставал из холодильника маленький кусочек нового сорта. Он очень старался экономить, ведь новой посылки не будет до самого Нового Года - обычно дядюшка присылал любимому племяннику именно такой подарок. А еще именно в это время года Котахта начинал играть на гитаре. Он с задумчивым видом перебирал струны, наигрывая какую-нибудь простенькую, но красивую мелодию, а Зябка, зажав в лапах чашку с кофе, смотрел на дождь за окном. А когда настроение было повеселей, они затягивали какую-нибудь веселую песенку дуэтом.
   Если друзья собирались у Зябки, то чаще всего слушали его истории. Он был большой мастер этого дела, сочинял их прямо на ходу, и каждый раз получалось что-нибудь новенькое. Котахта приходил с неизменной баночкой варенья, а Зябка, когда ему было не лень, пек в духовке замечательное печенье.
   И все же, несмотря на то, что друзья почти все время весело проводили вместе, осень умудрялась забираться и под теплое одеяло Зябки, и под клетчатый плед Котахты...

@музыка: сплин - сын, маяк, сиануквиль и т.д.

@темы: Зябка и Котахта

18:31 

туманное утро

   В то туманное утро Зябка был приглашен на завтрак к Котахте. Они часто ходили друг к другу в гости, но всегда заранее договаривались об этом. Никому из них не хотелось застать другого в плохом настроении или отвлекать от важных дел. Вот и в этот раз Котахта накануне пригласил Зябку на чашечку кофе с булочками.
   Утро выдалось, как уже было замечено, туманное. А это значит сырое, противное и холодное. Зябке очень не хотелось вылезать из-под одеяла, но он не хотел расстраивать друга, да и булочки у Котахты были отменные. Поэтому он все-таки собрал всю свою волю, резким движением отбросил одеяло и вскочил с постели. Нельзя сказать, что ему это сильно понравилось, но он понимал, что если сейчас он сядет обратно на постель, то доберется до Котахты только к обеду. Поэтому он плеснул себе в лицо холодной водой из-под крана и выскочил на улицу.
   Тут надо пояснить, как именно друзья ходили друг к другу в гости. Дома их были на соседних деревьях, а чуть повыше эти деревья соединяла толстая палка, лежащая на ветках. Посередине этой палки висела тарзанка. А рядом с каждым дуплом на особом крючке висела еще одна палка с сучком. Когда кто-то хотел добраться до дупла другого, то он должен был зацепить этой палкой тарзанку и таким образом перебраться на ветку соседнего дерева.
   Оказавшись рядом с дуплом друга, Зябка хотел было уже постучать, но тут заметил внизу огонек. Как будто кто-то шел по лесу с маленьким фонариком. Зябку очень заинтересовал этот огонек, и он решил проследить, куда он направится, но тот быстро скрылся из виду. Зябка пожал плечами, мол, чего только не померещится спросонок, и, наконец, отодвинул шторку, закрывающую вход в дупло.
   Как Зябка и ожидал, его ждал и свежий кофе и вкусные булочки. Сидя на подушках и болтая с Котахтой, он совсем забыл об утреннем происшествии. Но как раз в тот момент, когда все булочки были съедены, а кофе осталось всего чуть-чуть, они услышали странные звуки. Прислушавшись, они поняли, что это кто-то кричал: "Эй! Эй там, наверху!" Не оставалось никаких сомнений, что этот зов предназначался им, поэтому они высунулись из дупла и посмотрели вниз. Там, у подножия дерева, стоял маленький зверек. В одной лапе он держал веточку со светлячком на конце, а другой прижимал к себе маленький узелок.
    - Значит, я не ошибся и все-таки там кто-то есть, - сказал зверек.
    - Ты кто? - в один голос спросили друзья.
    - Я Ежик. Я Лошадь ищу. Вы не видели? - спросил зверек.
    - Нет. Тут лошадей нет. Но, может, ты поднимешься к нам и попьешь кофе? - предложил Котахта?
    - Не видели, - печально вздохнул Ежик, - а жаль... И спасибо за приглашение, но я лучше пойду, все равно я не умею по деревьям лазить. Да к тому же меня Медвежонок ждет. До свидания, - сказал он и ушел в туман.
   Только светлячок на его палочке был виден еще некоторое время, но вскоре и он исчез. Друзья вернулись к кофе.
    - Да-а-а... - протянул Котахта. - Интересно, где он тут лошадь найдет?
    - Скорее всего не найдет, - вздохнул Зябка, - и очень расстроится. Хорошо, хоть у него друг есть. Как он там сказал? Медвежонок?
    - Да, хорошо, - согласился Котахта. - Вдвоем веселее.
   Так они допили кофе, и Зябка ушел к себе заниматься своими делами. Но оба еще долго помнили про печального Ежика из тумана.

@темы: Зябка и Котахта

22:26 

Зябка и Котахта

11:43 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
10:25 

Барон Кигну. часть 1.

В этот день Котахта проснулся пораньше. Обычно, он просыпался с восходом солнца, в независимости от времени года. Но сегодня он хотел спуститься вниз и пофотографировать восход и подернутые инеем листья. Легкие заморозки были уже неделю, но настоящие морозы все никак не наступали. И Котахта все обещал себе, что уж завтра он точно выберется фотографировать, но все время находились какие-то другие дела. Но сегодня он твердо решил, что дела подождут и нужно уже наконец выбраться в осенний лес на восходе, благо сейчас солнце вставало не рано.
Утро выдалось ясное и солнечное, фотографии выходили яркими и очень нравились Котахте. Он решил уже было, что хватит и повернул домой, чтобы поставить на плиту чайник и заварить кофе, но тут заметил что-то необычное в кусту у дерева. Он наклонился и с удивлением обнаружил, что там лежит книга - увесистый том в коричневом кожаном переплете. На обложке красовалось название "Травы: классификация и целебные свойства", а чуть ниже - "том 3". Не долго думая, Котахта подхватил находку под мышку и поспешил домой.
Закончив завтракать, он положил перед собой на стол третий том о травах. В этот момент к нему постучался Зябка.
- О, заходи, - обрадовался Котахта. - Ты как раз вовремя! Смотри, что я нашел сегодня утром!
- Утром? - зевая спросил Зябка. - А сейчас что, разве не утро?
- Я сегодня встал пораньше, - пояснил Котахта. - И уже успел прогуляться. Кстати, и тебе рекомендую иногда это делать - утром лес удивительно хорош! На вот, выпей кофе, и посмотри, что я нашел сегодня!
Зябка взял в лапы предложенную чашку кофе, налил туда молока (без него он совсем не мог терпеть этот напиток, а с молоком было даже вкусно) и подошел к Котахте посмотреть на книгу. Тот открыл ее на первой странице, где еще раз было написано название красивыми буквами. Но внизу мелким шрифтом было написано еще кое-что: "Автор и составитель - Барон Кигну. Если книга потерялась, просьба вернуть ее по адресу: Скалистые горы, хижина слева от главной дороги, поворот после второй пещеры". Имя автора и адрес были написаны от руки, причем вторая надпись была написана поверх другой, которая была зачеркнута. Видимо, раньше Барон Кигну проживал по другому адресу. Прочитав эту маленькую дописку, друзья задумчиво переглянулись. Им никогда не приходилось раньше слышать ни о каком бароне. Котахта стал листать книгу, задерживаясь иногда на страницах с красивыми иллюстрациями. Их здесь было много. Книга являлась своего рода справочником, составленном в алфавитном порядке. Третий том начинался с буквы "м" и продолжался до буквы "т". Зябка и Котахта с удивлением и интересом узнали про целебные свойства можжевельника, подорожника, рассмотрели искусно сделанные зарисовки многих разных трав, названий которых они не встречали раньше. Когда книга наконец кончилась, Зябка вспомнил про свой остывший кофе.
- Мда... - протянул Котахта. - Вот так находка. Интересно, как она оказалась в лесу под деревом?
- Потерялась, наверное, - предположил Зябка. - Мне больше интересно, кто такой Барон Кигну?
- Да, действительно - согласился Котахта. - Ну что ж, скоро мы это узнаем! Мы вернем ему эту книгу по указанному адресу!
Решение пришло к нему так неожиданно, что он сам удивился своим словам. Обычно, Котахта не любил лишний раз выходить из дома и отправляться в дальние путешествия. Но сейчас ему показалось правильным то, что они должны вернуть хозяину, как и было указано на первой странице. Тем временем до Зябки дошел смысл его слов и он радостно воскликнул:
- Ура! Мы снова отправляемся в путешествие! - и тут же добавил неуверенно, - Но Котахта, мы же понятия не имеем, где находятся Скалистые горы...
- А карта на что? - весело спросил Котахта и пошел включить компьютер.
Там он быстро отыскал на карте их дома, а потом начал постепенно отдаляться, пока на карте не появилась метка "Скалистые горы" к северо-востоку от них.
- Хм... - протянул Котахта. - В общем, не так уж далеко. Можно добраться туда за один день пути, если выйти пораньше утром.
- Тогда пошли завтра? - предложил Зябка.
Уж он-то никогда был не прочь прогуляться, а уж тем более отправиться в новые неизведанные места.
- Хорошо, давай завтра. А ты встанешь так рано? - спросил Котахта.
- Обижаешь! - возмутился Зябка. - Когда надо, я могу хоть посреди ночи встать!
- Хорошо-хорошо, - усмехнулся Котахта, - тогда объявляем на завтра поход! Надо хорошенько все продумать и собраться.
Весь оставшийся день друзья посвятили сборам. Прогноз погоды на завтра обещал резкое похолодание, что несколько поубавило Зябкин пыл. Он очень не любил холодов. Поэтому решено было взять с собой по запасному свитеру и паре шерстяных носков, на случай, если они заблудятся и прийдется ночевать в лесу. Также они решили на всякий случай взять палатку и все необходимое для того, чтобы разжечь костер и приготовить ужин. Вечером они собрались у Зябки и за чашкой чая обсудили завтрашний маршрут.
- Как думаешь, какой из себя этот Барон? - спросил напоследок Зябка, когда Котахта уже собрался уходить.
- Не знаю, - пожал плечами тот, - Но надеюсь, он пустит нас к себе переночевать.
Котахта отправился к себе - спать. Завтра им предстояло выйти еще затемно.

@темы: Зябка и Котахта

19:47 

о наболевшем


@темы: рисунки, еноты

21:38 

была б еночья воля, укатил бы он на Гавайи!


@темы: еноты, рисунки

Дупло

главная