13:25 

Большое Путешествие. часть вторая - Неожиданное знакомство.

Чери Еноцку
Зябка и Котахта не были бывалыми путешественниками, поэтому за первый день они прошли не очень много, а устали сильно. Когда на закате они наконец поставили палатку и поужинали, пожарив грибы на палочках, они думали, что заснут, как только залезут в спальные мешки - так они устали. Но не тут-то было. Зябка очень долго не мог уснуть, он все вертелся с боку на бок, пытаясь устроиться поудобнее, что не очень-то ему удавалось. Еще бы, он впервые спал на земле, а не на мягкой кровати у себя в дупле (иногда он ночевал у Котахты, но у того кровать была еще мягче). Ему казалось, что вся земля покрыта палочками, веточками и корешками, торчащими из земли, хотя перед тем, как поставить палатку, они специально нашли место поровнее. Еще он думал, что все сверчки и ночные птицы леса специально собрались вокруг палатки, что не давать ему спать. Так он крутился и жалел себя несчастного, пока наконец не решил пожаловаться на все это Котахте. Высунув голову из мешки и посмотрев туда, где лежал его друг, он вдруг обнаружил, что того нет. Есть только скомканный спальник.
"Как так?" - испугался Зябка. - "Куда он подевался? Не мог же он меня бросить одного в лесу! Ночью!". Он так разволновался, что совсем забыл про сон и полез из палатки на поиски Котахты. Но далеко ему идти не пришлось. Только высунув голову наружу, он обнаружил Котахту спокойно сидящим на бревнышке перед костром. А над огнем висела их походная кастрюлька и в ней что-то булькало. Это что-то издавало приятный травяной запах.
- Я так долго не мог уснуть, - сказал Котахта, заметив Зябку, - что перестал даже пытаться. Вот вылез сюда, чтобы приготовить успокаивающий отвар.
Зябка понимающе кивнул и присел рядом с Котахтой на бревнышко.
- Почему же мы не можем уснуть? - спросил Зябка.
- Наверное потому что здесь слишком непривычно, - пожал плечами Котахта. - Знаешь, я читал, что когда в походе не могут уснуть, то рассказывают друг другу страшные истории.
- Зачем же страшные? - удивился Зябка. - Ведь после них точно не заснешь. Тем более я не знаю ни одной страшной истории. Давай рассказывать просто истории.
- Ну давай, - согласился Котахта. - Только все мои истории ты знаешь, ведь они происходили с нами обоими.
- Ну и что? Я, может, забыл. А ты мне напомнишь. Давай, рассказывай!
- Ну хорошо... - Котахта на секунду задумался. - Вот помнишь, как-то мимо наших деревьев Ежик проходил?
- Нет, не помню.
- Ну как же? Он еще почему-то лошадь искал. А еще в то утро туман был. Мы его пригласили к себе, а он сказал, что опаздывает в гости.
- Мммм... - попытался припомнить Зябка. - Что-то такое припоминаю, только плохо. Вот видишь. Я же говорил - забыл!
Тем временем отвар сготовился, и Котахта предложил Зябке немного. Тот согласился и протянул свою кружку.
- А как ты узнал, что отвар готов? - спросил Зябка.
- По запаху. Помнишь, чем он раньше пах, когда ты вылез из палатки?
- Травами.
- А теперь?
Забка принюхался к кружке.
- Земляникой! Это что за отвар такой? - удивился он.
- Это особенная сон-трава, - пояснил Котахта. - Я с собой в путешествие взял травный справочник, чтобы определять, какие травы попадутся нам на пути. Я хочу собрать гербарий!
- Здорово! - сказал Зябка и отхлебнул из кружки. - И вкусно! А теперь мой черед рассказывать. Дай-ка вспомнить... А, вот! Помнишь, у нас в лесу как-то потоп случился? И мы еще на лодке плавали по лесу, как по морю.
- Да-а-а, помню, как же! Так необычно все было в тот день.
Так они и сидели, рассказывали друг другу истории, вспоминали, что с ними происходило. Искорки из костра улетали к звездному небу, над их головами шелестели листьями деревья, как будто тоже рассказывали друг другу что-то. Вскоре отвар из сон-травы стал действовать и они, затушив костер, снова залезли в спальники и на этот раз уснули сразу и до утра.

Утро выдалось чудесное! Путешественники умылись в ручье, попили чаю с припасенными крекерами и весело двинулись в путь. Каждый был занят своим делом. Котахта то и дело останавливался, чтобы сорвать очередной цветок или травинку, рылся в своем справочнике, чтобы понять, что же он такое нашел, а потом бережно складывал находку в специальный мешочек. Когда ему попадался особо любопытный или красивый экземпляр, он показывал его Зябке. А тот в свою очередь тоже был занят интересным делом - он взял с собой из дома бинокль и по дороге рассматривал в него птиц и мелких зверюшек, которые сновали по лесу. Так они и шли, хвастаясь друг другу своими наблюдениями. Продвигались они поэтому не быстро, зато не скучали. Иногда Котахта начинал насвистывать какую-нибудь веселую песенку и тогда Зябка начинал ему подпевать.
Так они пробирались по лесной чаще, пока не оказались на краю большой поляны. Котахта нагнулся, чтобы сорвать очередной цветок, а Зябка стал разглядывать поляну в бинокль. И вдруг он видел что-то такое, что быстро присел и с испуганным видом заставил сесть и Котахту. Тот очень удивился и хотел было спросить, в чем дело, но Зябка приложил к губам палец, и сказал тихо-тихо:
- Тссс!
Котахта еще больше удивился и вопросительно посмотрел на друга. Зябка только молча протянул ему бинокль и указал на поляну. Котахта взял бинокль и посмотрел туда, куда показывал Зябка и сам застыл от удивления и страха. Там на поляне, на самой середине возвышался мшистый холм. И холм двигался! А потом оказалось, что это вовсе не холм, а чудище! Больше Котахты и Зябки вместе взятых. А мшистым холмом оно казалось от того, что шкура его была покрыта зеленым мехом, напоминавшим мох (а кое-где там и правда был мох). Глаза у него были большие, а лапы еще больше. Чудище стояло посреди поляны и делало странную вещь: одна его лапа была вытянута, и двумя пальцами чудище делало движение, как будто что-то солило. То есть большой и указательный палец терлись друг о друга, тихонько шурша. А на лапе чудища сидела как минимум дюжина бабочек! И это было страннее всего. Бабочки не боялись и не улетали, а некоторые еще и прилетали с разных концов поляны.
Все это изумленные друзья рассмотрели в бинокль, сидя на краю поляны в высокой траве, не смея высунуться. Они долго наблюдали за чудищем, и чем дольше они смотрели, тем больше им казалось, что чудище вовсе не опасное.
Через некоторое время несколько бабочек все-таки улетели с лапы чудища, а две остались. Они были очень красивыми - обе одного вида, с большими ярко-желтыми крыльями с черными бархатными пятнышками по краям. Чудище пересадило их себе на плечо и опустило уставшую лапу. Зябка шепнул Котахте:
- Я думаю, если уж и бабочки его не боятся, то нам уж точно нечего! А мне очень интересно, что он будет делать с этими двумя, которые остались у него.
Котахта не успел кивнуть, как вдруг они услышали голос с поляны:
- Конечно, вам нечего бояться, маленькие зверьки! А если вам так интересно, что я буду делать с бабочками, то приглашаю вас к себе домой - на чай. Я вам все расскажу!
Друзья смущенно посмотрели друг на друга и на чудище - оказывается, он все время знал, что они наблюдают за ним. Потом Котахта, который был посмелее, встал в полный рост и обратился к чудищу:
- Мы просим нас извинить, за то, что мы подсматривали за Вами. Мы просто испугались...
- Это ничего, - сказало чудище. - Многие пугаются моего размера и вида. Хотя на самом деле бояться совершенно не надо. Будем знакомы - меня зовут Чу. А вас?
- Меня - Котахта.
- А меня - Зябка, - сказал Зябка, тоже вставая.
- Очень приятно, - сказал Чу. - А теперь - милости прошу ко мне в гости.
Он улыбнулся и зашагал большими шагами на другую сторону поляны. Наши маленькие друзья еле поспевали за своим новым знакомым. Рассмотрев его вблизи, они вконец уверились, что Чудище Чу вовсе не страшный. У него были большие добрые глаза (которые, как они выяснили позже, еще и светятся желтым светом в темноте). Рот и торчащие оттуда зубы и впрямь были жутковаты, но какое же чудище без торчащих клыков? Зато улыбался Чу просто обворожительно. На его плече все также сидели две ярко-желтые бабочки, а он все шагал вперед, прочь с поляны, углубляясь в лес.
И вот наконец они пришли к дому Чудища Чу. Жил он в большой норе, которая была вырыта под упавшим деревом. Ствол его полностью зарос мхом и цветами, а корни дерева наполовину торчали наружу, делая внешний вид входа в нору очень неприглядным.
- Мне и не надо, чтобы сюда залезали все, кому не лень, - пояснил Чу. - А такой вход как раз охладит излишний энтузиазм искателей приключений.
Но зайдя внутрь нельзя было поверить, что снаружи нора выглядит так некрасиво. Помещение было просторным (для такого большого жильца, как Чу, по-другому и быть не могло), но очень уютным. В паре мест в потолке были сделаны окошки, так, чтобы внутрь попадал солнечный свет. Прямо напротив входа у дальней стены стояла большая печка. Настоящая, с трубой, выходившей наружу. Еще в норе был небольшой шкаф, стол, один стул, одно кресло и одна кровать. Над печкой висели пучки трав и сушеные грибы. На столе стоял чайник и разная посуда.
Когда Чу зашел в дом, он громко сказал:
- Петруччо! Ставь чайник! У нас гости!
Зябка и Котахта удивились: кто такой Петруччо? Неужели еще одно такое жу чудище? Но тут они увидели нечто еще более удивительное: с печки спрыгнул на пол паучок. Ну, это для Чу он был паучком, а для Зябки и Котахты он был прямо-таки паучище! Они со страхом попятились назад к выходу, а Петруччо залез на стол, схватил чайник и ловко потащил его к печке. Чу посмотрел на своих гостей и рассмеялся:
- Извините, друзья, я не предупредил вас о смоем друге. Познакомьтесь, это Петруччо, мы с ним уже очень давно живем вместе и прекрасно ладим. Он - мой лучший друг! Петруччо, иди сюда, познакомься, это - Зябка и Котахта.
Паук как раз поставил чайник, развел в печке огонь и теперь приполз знакомиться с друзьями:
- Здравствуйте, - сказал он. - Вам совершенно не стоит меня бояться. Чу, что же ты их не предупредил?
- Извини, совершенно вылетело из головы. Они и меня-то по началу жутко боялись, а теперь уже ничего, вот и чай пришли попить. Так что накрывай на стол!
Зябка и Котахта теперь смущенно стояли у входа и рассматривали друга Чу. Он, хоть и был большим, но был весь покрыт черным пушистым мехом, поэтому оказался совсем не страшным. Да и голос у него был вполне приятный и дружелюбный. Поэтому они вытянули лапы для лапопожатия, а Петруччо вытянул в ответ две из своих многочисленных ног. Поосле этого официального знакомства, он убежал к шкафу, где стал рыться в поисках еды. Тогда Чу сказал:
- Пока он тут возится, пойдемте со мной, я покажу вам свою коллекцию!
Они снова вышли из норы и обошли упавшее дерево с другой стороны. Как уже было сказано, ствол его был покрыт мхом и цветами, но за ним оказалась целая клумба! Чего тут только не росло и не цвело! Небольшой пятачок рядом с поваленным деревом напоминал разноцветный ковер, на котором росли сотни красивейших цветов. Какой от них стоял изумительный аромат! Но прекраснее всего было то, что над этим цветочным ковром таким же пестрым покрывалом порхали всевозможные бабочки! Тут были и красные, и синие, и почти черные, и почти прозрачные, в полоску, в крапинку и даже в клеточку! Зябка и Котахта никогда в жизни не видели ничего подобного. Они долго стояли, раскрыв рты от изумления. Чудище Чу тем временем снял со своего плеча двух новых бабочек, которых привез с собой, и посадил на ближайший цветок. Они тут же вспорхнули и слились с остальными, добавив в общую картину два ярко-желтых пятна и еще пятнышек.
- Это самая красивая коллекция бабочек, которую я только видел! - проговорил Котахта.
- Я тоже никогда не видел ничего прекраснее! - подтвердил Зябка.
Чу с гордостью и удовольствием окинул взглядом свою полянку и решил напомнить гостям, что их ждет чай и обед.

До самого вечера наши друзья сидели за столом в норе Чудища Чу и общались с новыми знакомыми. Чу рассказал им, как пришел сюда жить из другого леса, как встретил Петруччо, как построил себе этот дом. А Зябка и Котахта рассказали о своих домах далеко отсюда (на самом деле они не так уж далеко ушли эа эти два дня, но им казалось, что их дом ужасно далеко). Чу удивился, что они живут в дуплах на деревьях, сам-то он никогда даже не пробовал лазить по деревьям.
- Тебе нужно попробовать, - сказал Зябка. - это весело! Да и видно оттуда далеко-далеко вокруг.
- Не знаю, - сказал Чу. - А меня вообще выдержит дерево?
- Ммм... - задумался Котахта. - Это может стать проблемой. Но я уверен, что в нашем лесу обязательно найдется дерево, на которое ты сможешь залезть. Я обещаю, что мы с Зябкой найдем такое дерево!
- Конечно найдем! - согласился Зябка. - И научим тебя лазить.
На улице уже стемнело. Они зажгли лампу под потолком, да и от печки был свет. Они сидели все вместе за столом. Чу и гости пили чай из кружек, а у Петруччо было блюдечко с молоком.
- А куда деваются твои бабочки ночью? - спросил вдруг Котахта.
- Они ложатся спать, - пояснил Чу. - Ну, кроме ночных, конечно же. А некоторые прилетают сюда и мы с ними разговариваем. Вот как раз новенькие прилетели, наверное хотят получше познакомиться.
Зябка и Котахта заметили, что действительно прилетели те две бабочки, которых Чу принес с собой с большой поляны сегодня. И вдруг Зябка спохватился:
- Постой, ты что - знаешь язык бабочек?!
- Конечно. А как ты думаешь, я собрал такую большую коллекцию? Я выхожу на поляну и разговариваю с ними, рассказываю про то, что у меня тут есть, какие цветы на моей полянке. И прошу их присоединиться ко мне. Некоторые предпочитают свободное жилье, а некоторые, вот как эти, соглашаются и живут потом у меня.
Друзья в который раз за день страшно удивились (хотя, казалось бы, уже должны были устать от этого занятия). Они никогда раньше не слышали о том, чтобы кто-то знал язык бабочек. Да и о том, чтобы кто-то таким странным образом собирал коллекцию, они тоже слышали впервые. Но подумав, они поняли,что это и есть самый правльный способ (особенно, если ты знаешь язык бабочек).
Тем временем бабочки сели на плечо Чудищу Чу и стали шевелить усиками и лапками. Друзья прислушались, пытаясь уловить, что за звук производят при этом бабочки, но услышали только практически неуловимое шуршание. Тогда Чу снова сложил указательный и большой пальцы вместе и прошуршал что-то в ответ.
"Вот как они общаются!" - дружно подумали Зябка и Котахта. -"Значит, вот что он делал тогда на поляне, где мы его встретили!"
Они сидели очень тихо, не мешая Чу разговаривать с бабочками. Но вот они снова вспорхнули с его плеча и вылетели на улицу.
- Что же они тебе рассказали? - с нетерпением спросил Зябка.
- О, они иногда рассказывают такие интересные истории! - сказал Петруччо. - Они же везде-везде летают, эти бабочки, все-все видят.
- Да, и в этот раз мне рассказали удивительную историю. Петруччо, будь добр, достань еще печенье, а я сделаю еще чаю. Эта история будет долгой, надо подготовиться как следует.
В тот вечер они вчетвером сидели допоздна и слушали историю, которую бабочки рассказали Чудищу Чу.
А потом все легли спать, и на этот раз ни Зябке ни Котахте не понадобился отвар из сон-травы - они заснули как только их головы коснулись подушек. Во сне они оба видели прекрасный цветочный ковер и порхающих переливающихся всеми цветами радуги бабочек.

@темы: Зябка и Котахта

URL
Комментарии
2013-01-30 в 16:04 

digitalFOX
ukulelele.diary.ru
Круть жеж несусветная!

2013-01-30 в 22:57 

Чери Еноцку
няяя! спасибо))

URL
     

Дупло

главная