Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:50 

Волшебный подарок

Чери Еноцку
Начиналась весна. В этом году она наступала медленно, неторопливо. Низкие серые тучи, из которых сыпался снег, как соль из солонки, все никак не хотели отступать обратно на север. Но постепенно лучи уже теплого весеннего солнца прорезали в них большие дыры, сквозь которые просвечивало ясное голубое небо. И тогда тучи, как будто поняв намек, поспешили сами превратиться в белые пушистые облака и не мешать приходу весны.
Для Котахты начало весны означало генеральную уборку. Он очень любил начинать новый год в чистоте и свежести, поэтому всегда ждал первых по-настоящему теплых дней, чтобы начать убираться. Он вывешивал все свои вещи на ближайшие ветки, чтобы они проветрились, а сам тем временем орудовал веником и тряпкой в дупле. Он протирал каждый уголок, выметал все до последней соринки, а стекла окон тер до скрипа. По окончанию генеральной уборки все в доме блестело и сверкало, чем очень радовало хозяина.
У Зябки все проходило иначе. Он тоже был не против идеи большой уборки, чтобы с чистого листа начать новый год, но ему еще ни разу не удавалось закончить без помощи Котахты. Выглядело все примерно так: он отодвигал от стен мебель, начинал там мести веником и вдруг выметал что-то давно потерянное и забытое. Он тут же хватал это и усевшись прямо на грязный пол, начинал рассматривать и вспоминать, когда это он ухитрился это самое потерять. В таком виде и находил его Котахта, который справившись без особого труда со своей уборкой, приходил помогать другу. Вот и в этот раз было все как всегда. Зайдя в дом, Котахта увидел Зябкин хвост, высовывающийся из-за шкафа, где хозяин осматривал очередную находку.
- Привет, - сказал Котахта. - Что на этот раз откопал?
Зябка вышел к другу и протянул ему странный предмет. На первый взгляд это было похоже на очень теплые носки. Но они были короткие, а ткань была очень толстой и плотной. Рассмотрев предмет поближе, Котахта понял, что плотная ткань - это войлок, а предмет скорее был не носками, а тапочками.
- Понимаешь, - тем временем объяснял Зябка. - интересное дело получается. Это не мои... носки. Я вообще не ношу носки.
- Я думаю, это тапочки, - высказался Котахта. - Тогда откуда же они у тебя?
- Я вспомнил, что нашел их у себя на пороге, когда мы вернулись с Маяка. Тогда я очень удивился, но у меня было столько дел - ну ты помнишь, сушить грибы, варить варенье, - поэтому я отложил их куда-то, чтобы потом обдумать, откуда они взялись...
- И забыл, - закончил за друга Котахта. - Все ясно. А записки не было? Может, это чей-то подарок? Кто-то приходил в гости, пока мы были на Маяке, не застал нас и оставил подарок. А?
- Не знаю, - сказал Зябка, подумав. - По-моему записки не было, я бы заметил.
- Дай-ка, - попросил Котахта и взял в лапы тапочки.
Они были совершенно необычные, ярко небесно-голубого цвета с тонким золотистым узором. Повертев их и так и эдак, Котахта запустил лапу сначала в одну тапку, а потом в другую, и выудил на свет маленький клочок бумаги. Обрадованные друзья кинулись читать записку и увидели всего одну короткую строчку: "Волшебные тапки. С."
-Волшебные?! - тут же загорелся Зябка.
- "С."? - задумчиво произнес Котахта.
- Дай-ка! - попросил Зябка и тут же нацепил тапочки на лапы.
Постояв так немного, он разочаровано сказал:
- А в чем волшебство?
- Не знаю, - пожал плечами Котахта, который тоже с интересом ждал какого-то эффекта. - Попробуй поносить их целый день, а я пойду пока у себе - у меня появилась одна идея насчет "С", хочу проверить.
Зябка, немного расстроенный тем, что обещанное волшебство не случилось сразу и тем, что друг не остался помогать с уборкой, как обычно. Но последнего долго ждать не пришлось - Котахта вернулся с радостным выражением мордочки и с порога возвестил:
- Нашел!
-Что нашел? - поинтересовался Зябка.
- Эти тапочки - подарок Снусмумрика! - сказал Котахта и пояснил. - Мне показалось странным, что они появились как раз после того, как мы вернулись с Маяка, да и записка мне показалась знакомой. Поэтому я отыскал ту записку, которую оставил нам Снусмумрик, когда ушел без предупреждения, и сравнил с этой - почерк тот же! Это он! Это его подарок.
Зябка, который еще осенью обиделся на Снусмумрика и до сих пор не очень его простил, обрадовался, что теперь есть повод простить совсем. Он с улыбкой посмотрел на свои лапы, обутые в небесно-голубые тапочки, и сказал:
- Ну что ж, посмотрим, на что вы способны!
Весь оставшийся день они убирались вместе. А когда поздно вечером Котахта ушел к себе, то Зябка от усталости упал, как был в тапочках, на постель и уснул.
И вот тут началось волшебство. Зябке приснился необычайно яркий и живой сон. Только голова его коснулась подушки, он начал падать куда-то в темноту, а приземлился почему-то в кучу осенних листьев. Выбравшись из нее он увидел себя в незнакомом лесу, где росли деревья, которых он никогда раньше не видел в жизни, а только однажды в книге на картинке. Деревья назывались платаны и, как гласила подпись к иллюстрации, росли только в теплых странах, а значит в родном Зябкином лесу их не было и быть не могло. Он помнил, что тогда очень пожалел, что никогда в жизни, наверное, ему не удастся увидеть такое восхитительное дерево! И тут он вдруг попал в целый платановый лес! Зябка не понимал, что это сон - так все было реально. Он щурился от солнца, ощущал на шкуре легкий ветерок, запах опадающих листьев был совсем как настоящий, а сверху в кронах деревьев слышалось пение незнакомых птиц. Но и это было не самое замечательное. На дереве, которое было ближе всего к Зябке, на ветке были закреплены качели. Ветка была довольно высоко над землей, поэтому качели были большими. Зябка уже давно мечтал о качелях, но все как-то лапы не доходили. А тут - вот они висят! На ветке платана! Зябка тут же вскочил на них и стал раскачиваться. Все выше и выше поднимались качели. И вот он раскачался так, что взлетел над кронами деревьев и увидел весь лес сверху. Как это было красиво! У Зябки аж дух перехватило и он мигом забыл, что боится высоты.
На утро Котахта проснулся оттого, что Зябка тормашил его и что-то громко говорил. Котахта вылез ищ-под одеяла и сонно поинтересовался, что случилось. Зябка тут же начал рассказывать свой необычайный сон. Закончив свой рассказ, наполненный больше восторженными "ух!" и "ах!", он наконец сказал:
-Я понял! Это они! Это тапочки! Это из-за них я видел такой сон! Я еще не сразу понял, что произошло, когда проснулся - все было так реально в этом сне, что мне казалось, что я и правда там был. Раньше у меня таких снов не было. Но и волшебных тапочек у меня еще никогда не было! - радостно воскликнул он, подпрыгивая на месте от полноты чувств.
Котахта был изумлен рассказом друга и конечно попросил испробовать волшебство самому. Он никогда не верил чудесам на слово, его нужно было сначала убедить на деле. Зябка разрешил Котахте поспать следующую ночь а волшебных тапочках, и тот еле дождался ночи - так ему не терпелось попробовать. Залезать под одеяло в тапочках было странно, но удобно - видимо они действительно предназначались для сна. А как только он лег головой на подушку, волшебный водоворот потащил его в темноту.
Как и Зябка, Котахта увидел во сне то, о чем он в тайне мечтал и понимал, что вряд ли когда-нибудь мечта сбудется. Он плыл на лодке по морю, вокруг летали чайки, парус трепетал на ветру, соленые брызги взлетали то справа, то слева, а впереди далеко на горизонте виднелся берег и Маяк. Солнце заходило, садилось в море раскаленным шаром и в надвигающихся сумерках уже виден был белый луч Маяка. Котахта вдыхал полной грудью соленый морской воздух и любовался закатом.
На следующее утро Зябка снова пришел к Котахте и с нетерпением спросил:
- Ну как?
- Здорово! - ответил Котахта и рассказал свой сон.
- Вот видишь, какие у нас теперь тапки есть! Мы теперь сможем каждый день такие сны видеть! - обрадовался Зябка.
- Ну, не каждый день, а хотя бы через день, если мы будем чередоваться, - поправил его Котахта.
- Ну да, - тут же согласился тот. - Ну все равно! Правда здорово же? Или тебе все равно что-то не нравится?
По выражению мордочки Котахты и правда можно было подумать, что ему что-то не нравится.
- Понимаешь... - сказал он, подумав. - Такие сны - это, конечно, прекрасно. Но я боюсь, что это будет как с земляничным вареньем.
- А что не так с земляничным вареньем? - не понял Зябка.
- Ты помнишь, в каком ты был восторге, когда впервые его попробовал? Вот. А теперь, когда оно у тебя есть всегда, как ты к нему относишься? Вот.
- Ты хочешь сказать, что мы привыкнем к этим снам?
- К сожалению, - вздохнул Котахта. - чем лучше вещь, тем быстрее привыкаешь. Закон природы.
- Ну вот, - расстроился Зябка. - И что же теперь? Доставать эти тапочки только по праздникам? А как мы узнаем, в какие именно дни, их надо будет доставать?
Вопрос был грустным, но в то же время насущным, поэтому друзья крепко задумались. И первому идея пришла Зябке.
- Слушай, а давай сделаем так, - предложил он. - Давай попробуем разделить тапочки, тебе одну и мне одну. А? Наверное сны уже не будут настолько хороши, что мы к ним быстро привыкнем и перестанем замечать, да и видеть их мы сможем каждый день, не чередуясь.
- Прекрасная идея! - обрадовался Котахта. - Так и сделаем! А теперь надо все-таки встать и приготовить завтрак.
С тех пор друзья стали спать в одном голубом тапочке с золотыми узорами - Зябка в левом, Котахта в правом - и видеть волшебные сны. Они уже не были такими яркими и живыми, как те первые два сна, но они неизменно были хорошими, и просыпаясь после них по утрам, у друзей всегда было прекрасное настроение.

@темы: Зябка и Котахта

URL
Комментарии
2014-02-14 в 17:00 

digitalFOX
ukulelele.diary.ru
Здорово!
Надо попробовать поспать в тапках

   

Дупло

главная